Почему именно Cardano?


Истоки проекта

В 2014 году Чарльз Хоскинсон покинул Ethereum и совместно с Джереми Вудом учредил проект Cardano wallet . Тогда же были созданы три независимые организации: Input Output Hong Kong (позже Input Output Global), Cardano Foundation и Emurgo.

Input Output Global (IOG) — глобальная компания, в которой работает более 600 сотрудников в 60 странах. IOG входит в состав проекта по исследованиям и разработкам (R&D). По состоянию на июнь 2022 года на сайте компании опубликована 141 аналитическая статья, посвящённая технологии блокчейн. С момента основания предназначение Cardano — стать системой критической важности, сопоставимой с программным обеспечением для больниц, НАСА или атомных электростанций. Тому есть веская причина: если вы доверяете богатство децентрализованной сети, вы должны быть уверены, что не потеряете свои активы.

Cardano создаётся медленно и осторожно, — и это, вероятно, самый быстрый способ развития в долгосрочной перспективе. В свете множества хакерских атак сферы DeFi и недавнего краха проекта Terra Luna очевидно, что широко распространённый принцип «move fast, break things» (букв. «спеши и ломай») — абсолютно нерабочая модель.

Cardano также поощряет создание исследовательских лабораторий в университетах чтобы децентрализовать исследования. В настоящее время такие лаборатории есть в университетах Вайоминга, Токио, Афин и Эдинбурга. Команда IOG не хочет монополизировать технологию, поэтому не патентует свои разработки. Исходный код и все исследования находятся в открытом доступе.

Cardano Foundation (CF) — независимая некоммерческая организация со штаб-квартирой в Швейцарии и официальный владелец бренда Cardano. CF наблюдает и координирует разработку протокола, общается с законодателями со всего мира и лоббирует крипто-friendly законопроекты. CF поддерживает сообщество Cardano, координирует своих амбассадоров и участвует в проектной документации.

Монеты ADA появились на рынке в период с октября 2015 по январь 2017, — преимущественно в Азии, в силу отсутствия там строгих правил регулирования блокчейна и роста популярности ICO. Купить монеты ADA на бирже впервые можно было в конце 2017 года, когда состоялся релиз сети Cardano. Это было незадолго до крипто-зимы. Cardano пережила медвежий рынок; это время создатели с пользой употребили на разработку новых технологий. В 2020 году команда задеплоила механизм Proof-of-Stake из семейства Ouroboros. В 2021 году Cardano получила функциональность смарт-контрактов. Сейчас команда сосредоточена на увеличении пропускной способности сети, но также работает и над другими задачами.

Сообщество проекта выросло в период медвежьего рынка и сегодня его можно назвать одним из самых больших и здоровых в криптовалютном пространстве.

Распространение монет
Общее количество монет ADA фиксировано — 45 000 000 000. При первоначальном распределении было продано около 26 миллиардов монет. Команда Cardano собрала 108 844 BTC.

Команда сохранила часть монет ADA. В блоке Genesis записано, что IOG получит примерно 2,4 миллиарда монет, Emurgo — 2 миллиарда, а Cardano Foundation — 648 миллионов монет ADA.

В обращении находятся почти 34 миллиарда монет ADA, что составляет более 75% от их максимального числа. Остальные, — чуть более 11 миллиардов, — будут постепенно выпущены в сеть за счёт денежной экспансии.

Cardano может похвастаться одним из самых справедливых начальных распределений монет, — редко какой проект выпускает бóльшую часть активов в обращение, а не продаёт венчурным фирмам. Но не ждите, что такие влиятельные инвесторы, как Майк Новограц, будут хорошо отзываться о Cardano. Венчурные инвесторы продвигают проекты, в которые они инвестировали. Cardano с самого начала находился в руках сообщества, и у венчурных фирм не было шанса купить монеты первыми.

Чарльз Хоскинсон
Чарльз Хоскинсон — лицо проекта Cardano, американский предприниматель, который вошел в мир криптовалют ещё в 2012 году, купив свои первые биткойны менее чем за $1. Чарльз также майнил биткойны и был одним из первых, кто создал курс по ним (его до сих пор можно найти на Udemy). Он абсолютный знаток экосистемы.

Чарльз всегда на связи с сообществом и проводит онлайн-встречи, на которых любой может задать ему интересующий вопрос. Благодаря такому подходу, а также регулярной серии видеороликов Cardano 360 платформа — один из самых прозрачных проектов в криптовалютной сфере.

Ещё Чарльз заядлый читатель, фермер, путешественник и, самое главное, популяризатор криптовалюты. Он поддерживает идеи Сатоши Накамото. В основном Чарльз видит в криптовалютах способ избавиться от неэффективных и дорогих посредников и обеспечить децентрализацию тем, кто больше всего в ней нуждается. Такой подход сегодня встречается редко, ведь многие инфлюенсеры слишком зациклены на графиках и спекуляциях. Cardano можно считать проектом, основанном на исходных идеалах Биткойна.

Иногда я слышу мнение, что в руках руководителей проекта сосредоточены все ниточки централизованного управления. Заверяю вас, что на компьютере Чарльза нет кнопки СТОП, которая могла бы выключить Cardano. Cardano — это децентрализованная сеть, регулируемая сообществом. Наша команда управляет пулом и производит блоки, — также, как сотни других независимых людей по всему миру.

Стив Джобс ушел из Apple, но компания остаётся успешной, — люди по-прежнему доверяют бренду и покупают его продукцию. Можно сказать, что компания благополучно пережила уход лидера. И знаете что? Блокчейн-сети не зависят от лидеров. Пока поддерживать работу сети экономически целесообразно, люди будут это делать.

Джексон Палмер создал Dogecoin из форка Litecoin, а сейчас он скептически и пренебрежительно относится ко всем криптовалютам. Илон Маск поддержал Dogecoin, и проект продолжает жить своей жизнью.

Отказ Сатоши Накамото от Биткойна не повлиял на него. Кардано зависит не от лидера, а от команды и, что гораздо важнее, от сообщества, которое верит в проект и его реализацию. Чарльз не может заставить вас изменить мир, но люди всего мира могут это сами, если соберутся вместе. Вѝдение — вот что важно. Чарльз — лишь тот, кто озвучивает его.

Если один лидер уходит из проекта, всегда найдётся другой. У руля может встать целая группа людей. Неважно, кто это,  — важно то, куда он приведёт проект. Так произошло и с Биткойном, — Сатоши покинул проект, и сегодня мы видим новые лица, такие как Джек Дорси, Майкл Сэйлор или Джек Маллерс. Вам нравится, что говорят эти новые лидеры? Да или нет, — по большому счёту, это не имеет значения.

Стоит добавить, что Чарльз не максималист. Он уважает Биткойн и другие проекты, заслуживающие внимания. Блокчейн-индустрия — это, в первую очередь и в основном, технологии, и ни у кого нет монополии на их развитие.

Контекст времени
Если вы хотите понять, почему был создан Cardano, нужно вернуться в прошлое, в 2015-2016 годы. Сегодня блокчейн уже признан экспертами прорывной технологией, способной изменить мир, — так же, как некогда Интернет. Однако блокчейн не всегда обещал стать мейнстримом.

Самой большой болью в то время была масштабируемость. Никто не знал, как решить проблему, не жертвуя децентрализацией сети. Официальный документ Lightning Network вышел в конце 2015 года, а возможность использовать сеть появилась только сейчас, в 2022 году, но до сих пор неясно, готова ли она к массовому внедрению.

Считалось, что Proof-of-Stake (PoS) не может быть создан и не будет функционировать. Глядя на Cardano сегодня, мы видим живое доказательство того, что PoS всё же работает.

Чарльз заплатил за обед биткойнами и понял, что волатильность не позволяет использовать такие активы для обычных платежей. Время показало, что люди рассматривают биткойн и другие криптовалюты в основном как спекулятивные активы. По сей день биткойны не используются для платежей, и ожидается, что это не произойдёт ещё следующие десять лет. Без стейблкоинов сложно использовать криптовалюты в качестве платёжного средства, особенно в развивающихся странах.

Даже в то время экономическая устойчивость концепции Proof-of-Work и сокращение бюджета безопасности вызывали вопросы. Я расскажу об этом подробнее в следующей главе, так как считаю это очень важной темой.

Были также разговоры о высокой энергоёмкости PoW, и сообщество задавалось вопросом, примут ли люди неблагоприятный для окружающей среды протокол. Сегодня вопрос до сих пор не решён. В Китае майнинг PoW запрещён, а Америка и Евросоюз не знают, как решить эту проблему, и время от времени предлагают запретить PoW.

IOG хотела, чтобы концепция децентрализации не зависела от PoW. PoS — это решение, безопасное для окружающей среды, которое гарантирует, что мы сможем продолжать развивать первоначальные идеи без PoW.

Ещё одной важной темой была централизация биткойна. Рост централизованных пулов для майнинга внушал опасения, что однажды майнить смогут только те предприимчивые личности, кто достаточно богат, чтобы купить ASIC-майнеры и сможет получить скидки от поставщиков оборудования и энергии. Эта проблема  всё ещё актуальна: согласно одному исследованию 2021 года, 10% топ-майнеров контролируют 90% хэшрейта, и только 0,1% (это примерно 50 майнеров) контролируют 50% хэшрейта.

Команда IOG видела потенциал смарт-контрактов и токенизации и нуждалась в платформе, на которой можно разрабатывать и тестировать новые концепции. Это было невозможно сделать в сети Биткойн без серьёзных изменений протокола. Было много дебатов о том, насколько правилен жёсткий подход к разработке Биткойна. По факту, чтобы проверить новые концепции приходилось с нуля создавать отдельные проекты.

В ходе этих дебатов поднимались и другие вопросы. Например, кто имеет право принимать решения об изменениях протокола и как следует финансировать техническое обслуживание и разработку. Венчурные инвесторы стекаются в криптовалюты, а такие компании, как Blockstream или Lightning Labs, держатся на венчурном капитале. Люди заговорили о децентрализованном управлении.

На сегодняшний день существует множество других проблем. Например, общедоступный блокчейн прозрачен, и каждый может видеть транзакции других, в результате чего страдает конфиденциальность пользователей. Кроме того, проекты, ориентированные на конфиденциальность, были исключены из централизованных бирж. Как правильно обращаться с конфиденциальными данными и соответствовать требованиям регуляторов — сложная технологическая проблема.

Если вы рассмотрите появление проекта Cardano в контексте 2015 года, то увидите множество вопросов, на которые никто не знал ответов. Напрашивалось запустить новый проект с нуля и в процессе разработки подробно исследовать различные аспекты криптовалют.

Неопределенная устойчивость PoW
Давайте подробнее рассмотрим долгосрочную устойчивость сетей PoW.

Если BTC стоит, скажем, $50 000, то ежедневный бюджет безопасности составляет примерно $45 млн. В таблице в первом столбце вы видите год, на который выпадает халвинг, а рядом с ним — соответствующее вознаграждение за блок в BTC. Значение, выделенное красным цветом, соответствует бюджету безопасности в годы халвинга, при условии, что бюджет останется таким же, как при стоимости BTC в 50 000 USD.


Каждый халвинг стоимость BTC должна расти по крайней мере вдвое, чтобы Биткойн оставался таким же безопасным, как сейчас, на десятилетия вперёд. Потенциальная проблема в том, что последний ATH после халвинга был примерно в 3,3 раза выше предыдущего ATH в 2017 году и в ближайшие несколько лет Биткойн может не вырасти в 10 или больше раз. С точки зрения сетевой безопасности это серьёзная проблема.

Сетевая безопасность и децентрализация — ключевые возможности блокчейна, которые необходимо усилить по мере его внедрения. Нежелательно, чтобы финансовая и социальная значимость сети росли, а ключевые компетенции снижались, — ведь тогда успешная атака нанесёт больший урон, чем сейчас. Более того, мотивация к совершению атак будет расти с распространением сети. Зависимость безопасности от постоянно растущей стоимости BTC — не та цель, к которой хочется стремиться.

Как вы легко можете подсчитать, к 2036 году BTC должен стоить около $1 миллиона, чтобы не отставать от бюджета безопасности. К 2048 году он должен стоить уже $7 миллионов. Рыночная капитализация Биткойна намного превысит рыночную капитализацию золота. Реально ли это? К сожалению, никто не может ответить на этот вопрос. Строительство бизнеса на Биткойне может быть нестабильным. Компании или страны хотят создавать решения на десятилетия, и опираться при этом на Биткойн может быть неразумно, — если быть предельно честными и не темнить, то мы не знаем, будет ли Биткойн вообще существовать через 10–20 лет.

В таблице не учтена стоимость аппаратного обеспечения по другой статье доходов бюджета безопасности, а именно — комиссии за транзакции. Мы уже наблюдаем пользователей, которые переходят на альтернативные сети или блокчейны другого уровня, чтобы избежать высоких комиссий. Мы не можем полагаться на то, что люди (или предприятия) будут регулярно платить $1 000 за каждую биткойн-транзакцию. Мы не можем представить, что кто-то будет добровольно субсидировать сетевую безопасность из своего кармана, когда существуют другие, более дешёвые сети.

Давайте быстро посчитаем возможность атаки 51% в сетях PoW и PoS. Когда стоимость BTC падает, снижается и безопасность Биткойна. На момент написания статьи стоимость BTC составляла около $25 тысяч. Текущая стоимость однодневной атаки 51% составляет около $23 миллионов (без учёта платы за транзакцию и стоимости аппаратного обеспечения). Стоимость монет ADA составляет примерно $0,45. Такая же атака на Cardano будет стоить не менее $7,5 миллиардов. Таким образом, атака на Cardano обходится примерно в 325 раз дороже, чем атака на Биткойн. Похоже, что люди планируют делать ставки во время медвежьего рынка, и в настоящее время на них поставлено более 72% монет ADA. У злоумышленника будет большая проблема с покупкой достаточного количества монет для атаки. Стоимость монет ADA будет расти с ростом спроса со стороны злоумышленника, что одновременно вызовет спрос со стороны других покупателей.

Давайте всем сообществом посмотрим правде в глаза, — я говорю это для Биткойн-сообщества, — мы терпим неудачу в споре о бюджете безопасности. Нужно признать, что проблема не так незначительна, как мы порой обманчиво полагаем. Нужно наконец понять, что дискуссия о решении проблемы и внесении принципиальных изменений в протокол может растянуться на целое десятилетие, а решение нам нужно уже сегодня.

Эволюция никогда не прекращалась
Люди всегда были хороши в совершенствовании технологии. Блокчейн не будет исключением из этого правила. Эволюция — это всегда про науку и исследования фундаментальных технологий, которые можно использовать для чего-то большего.

Биткойн никогда бы не появился, если бы не существовало концепции блокчейна. Концепция блокчейна была впервые описана экспертом-криптографом Дэвидом Чаумом в его диссертации ещё в 1982 году. Решающая работа над безопасным блокчейном (буквально цепочкой блоков) была сделана авторами Стюартом Хабером и Скоттом Сторнеттой в 1992 году.

Синтия Дворк и Мони Наор изобрели концепцию PoW в 1993 году для предотвращения атак типа «отказ в обслуживании» и таких злоупотреблений услугами, как спам в сети, требуя некоторой достаточно длительной работы на компьютере от пользователя, сделавшего запрос.

Многие другие технологии, такие как функции хеширования, асимметричная криптография, теория распределённых систем и интернет-протоколы существовали до того, как Сатоши Накамото смог создать Биткойн.

Объединив несколько технологий, Сатоши решил проблему Византийских генералов и сконструировал так называемый Консенсус Накамото. Proof-of-Stake, реализованный в Cardano, также использует консенсус Накамото. Упрощая, могу сказать:PoS на Cardano похож на то, как работает Биткойн, за исключением того, что, вместо потребления энергии, современная криптография определяет кто получает право производить новые блоки.

Только благодаря инновациям и совершенствованию технологий мы можем гарантировать, что концепция децентрализации сохранится на десятилетия вперед. Должны ли мы ставить на одну лошадь или иметь более одной на стартовой линии? Конечно, разнообразие и конкуренция лучше. Конкуренция между командами здорова и полезна для пользователей.

Одним из основных принципов эволюции является поиск наилучшей стратегии обращения с ресурсами, так как это единственный способ обеспечить выживание. Каждое повышение эффективности будет способствовать более широкому внедрению и использованию в новых областях.

Возьмём пример. Каждый новый автомобиль преодолевает большее расстояние и перевозит больше груза, потребляя при этом меньше энергии. Инновации делают автомобили дешёвыми и доступными для всех на планете. Чем выше эффективность, тем меньше воздействие на природу. Давление рынка вынуждает производителей автомобилей производить всё более эффективные двигатели. Законы даже вынуждают производителей сокращать выбросы выхлопных газов.

В случае с блокчейн-индустрией будут применяться точно такие же рыночные принципы. Повышение эффективности позволит всё большему количеству людей использовать первые уровни, а комиссия за транзакции будет со временем снижаться. Вполне возможно, что законодатели будут добиваться большей эффективности сетевого консенсуса, и PoW это может не понравиться. Хотя я не думаю, что разумно запрещать технологию, PoW могут запретить на том основании, что потребление является чрезмерным независимо от того, потребляется ли чистая или грязная энергия.

Безусловно, найдутся люди с так называемым зелёным мышлением, которым может не понравиться энергоёмкий сетевой консенсус Биткойна. Истории не знает прецедентов, когда 100% населения соглашались с одним решением. Конкурентная среда важна для технического прогресса.

Я придерживаюсь мнения, что только полезность первых слоев может обеспечить достаточную прибыль для долгосрочной устойчивости сети. Общественные сети похожи на предприятия и должны оплачивать свои расходы. Если утилита будет передана вторым слоям и другим сетям, они получат прибыль за счёт первых слоев.

Единственное, на что мы можем рассчитывать в будущем, — это на перемены. Нам придётся адаптироваться к этим изменениям. Разработчикам придётся постоянно искать решения новых проблем. Нет такой технологии, которая могла бы долго существовать, не адаптируясь к новым условиям. Появление Интернета разрушило буквально каждую отрасль. Теперь это может произойти снова с появлением блокчейна. Однако протоколы необходимо поддерживать и адаптировать к новым требованиям. Децентрализованное управление представляется необходимостью.

Proof-of-Stake доказывает, что эволюция работает в мире криптовалют. Это не означает его превосходства над Proof-of-Work: у консенсусов разные свойства и, следовательно, разные предположения о принятии и удобстве использования. У Proof-of-Stake больше шансов просуществовать десятки лет благодаря большей эффективности и меньшим затратам на содержание сети, Он примерно в 110 000 раз более энергоэффективен, чем Proof-of-Work, поэтому у него не будет особых проблем с сокращением бюджета на безопасность. Но, возможно, появится другая, ещё лучшая концепция. 

Эволюция не закончилась с Proof-of-Work и не закончится с Proof-of-Stake. Важные инновации происходят не только на уровне сетевого консенсуса: модель учета UTXO также была обновлена благодаря команде IOG и получила название Extended-UTXO.

Наивно думать, что эволюция остановилась на Биткойне и мы никогда не придумаем ничего лучше. Наоборот, — то ли ещё будет!

Люди продолжают говорить о том, нужна ли бо́льшая программируемость блокчейна. Просто взгляните на историю того, что принес jаvascript в мир Интернета. Любой, кто помнит Web1, вероятно, знает, что там больше нечего было делать, кроме чтения контента. Программируемость позволила создать социальные сети, и общение между людьми в значительной степени перекочевало в Интернет. Интернет-банкинга просто не было бы без возможности нажать кнопку.

Миссия Cardano
Cardano создаётся командой IOG  инклюзивной, безопасной и стабильной финансовой инфраструктурой. Это будет не просто система транзакций: проект хочет предложить людям альтернативные банковские услуги. Неотъемлемой частью решения станет децентрализованная идентичность, которая нужна людям для взаимодействия с властями и друг с другом.

Большое внимание уделяется высокой степени децентрализации, поскольку это особенность, которая отличает индустрию блокчейнов от обычных услуг. Более того, безопасность сети Cardano во многом зависит от децентрализации, так как она растёт вместе с распространением монет ADA.

Команда стремится наделить людей правами и возможностями владения используемой инфраструктурой и принятия решений в отношении неё. Это сложная техническая задача. Тем не менее, команда на правильном пути, и проект Catalyst доказывает, что люди могут принимать решения касательно экосистемы без лидеров.

Cardano — не протестный проект, цель которого — свержение правительств и ликвидация банков. Команда открыта для общения с каждым и работает над тем, чтобы правила были справедливыми по отношению к криптовалютам и не мешали дальнейшим инновациям во всей отрасли. Если блокчейн примут в конкретной стране, важнее работать с её правительством, чем пытаться внедрить технологию за его спиной. Давайте будем реалистами. Как только внедрение криптовалюты будет угрожать интересам государства, оно тут же ответит крайне негативной реакцией. Обсуждение и сотрудничество, безусловно, являются более прямым путём, и на данный момент каждая страна в мире уже знает о криптовалютах и так или иначе регулирует их.

Миссия проекта Cardano не в том, чтобы сделать монеты ADA новой международной валютой. Никто не говорил, что этого не может быть и что вы не сможете расплатиться монетами ADA, — но основное внимание команда уделяет технологиям и способам применения концепции децентрализации везде, где она поможет сделать мир лучше. Монеты ADA принадлежат людям, и они могут решать, что с ними делать, влияя на будущее направление протокола через голосование. Монеты BTC дают вам контроль над вашим богатством, а монеты ADA могут дать вам ещё и контроль над глобальной инфраструктурой.

Иногда мне кажется, что некоторые проекты пытаются сделать универсальную технологию, не решая конкретной проблемы. Чарльз Хоскинсон и его команда путешествовали по миру, разговаривая с правительствами, банкирами, бизнесменами и обычными людьми об их проблемах. Миссия проекта формируется людьми, и команда может сосредоточиться на конкретных решениях реальных проблем. Часть команды IOG постоянно базируется в Африке, поэтому связь может быть постоянной.

В ходе обсуждений стало ясно, что многие проблемы проистекают из коррупции, мошенничества, несуществующей цифровой инфраструктуры, злоупотребления властью и прочего. Если бы нужно было определить это одним предложением, я бы сказал, что проблемы возникают из-за злоупотребления доверием. Блокчейн по своей сути является машиной доверия, поэтому он может решить многие реальные проблемы.

Определение успеха
Cardano добьётся успеха, если обеспечит людям финансовую идентичность,  — особенно тем, у кого её нет и кто в ней больше всего нуждается. В основном это люди из развивающихся стран. Однако даже в развитых странах есть люди без официальной идентичности, — в том числе, это проблема для миллионов жителей США. По разным статистическим данным, у 2 миллиардов человек на планете нет никакой идентичности.

Банки, компании и, возможно, даже страны не должны владеть нашими персональными данными; в идеале люди сами должны решать, кому их доверить. Децентрализованная идентификация решает эту проблему. Cardano сотрудничает с телекоммуникационной фирмой Dish для использования децентрализованной идентификации, — благодаря этому и следующим шагам другие компании увидят, что нет необходимости управлять идентичностями клиентов. Это может вернуть конфиденциальность в руки людей.

Понятно, что децентрализованные технологии могут увеличить суверенитет и свободу людей. Если африканские страны решат использовать децентрализованные решения для управления идентификацией, они могут стать более свободными, чем многие западные страны уже в следующем десятилетии.

Люди должны иметь возможность обходиться без дорогих и неэффективных посредников. Посредники рано или поздно злоупотребляют своим положением, если нет конкуренции или закона, определяющего точные правила игры. Если мы примем правила технологии блокчейна, никто не будет со временем изменять и злоупотреблять ими в своих интересах.

Cardano хочет изменить бизнес-модели, и есть шанс, что это удастся. Правительства и компании из списка Fortune 500 постепенно внедряют децентрализованные технологии, и сегодня очевидно, что блокчейн окажет такое же влияние на мир, как и Интернет. Люди склонны переоценивать влияние прорывных технологий на общество в краткосрочной перспективе и недооценивать его в долгосрочной. Люди хотят, чтобы чудо случилось завтра же и постоянно ждут больших перемен, хотя серьёзные трансформации всегда происходили очень размеренно. Через 10–20 лет блокчейн будет везде.

Жителям развивающихся стран нужны не волатильные активы, а деньги, которые поддерживают стабильную покупательную способность на длительном временном горизонте. Команде IOG ясно, что токенизированные доллары и алгоритмические стейблкоины более полезны и платёжеспособны, чем нативные монеты блокчейн-проектов. Djed — это алгоритмическая стабильная монета, которая станет неотъемлемой частью экосистемы Cardano в 2022 году. Все банковские услуги, особенно кредиты и страхование, должны работать со стабильной стоимостью. Это верно не только для развивающихся стран, но и для массового внедрения в западных странах. Если обычные люди хотят пользоваться альтернативными децентрализованными услугами, волатильность не должна быть препятствием.

У команды разработчиков Cardano есть очень амбициозные цели. Например, создать платформу, которая позволила бы людям по всему миру общаться, голосовать и даже принимать решения о финансировании глобальных вопросов, которые политики обычно не в состоянии решить — таких, например, как изменение климата. То, что сегодня сложно представить, однажды может стать реальностью. Опять же, я хотел бы указать на проект Catalyst или другие новые децентрализованные организации (DAO).

Технология блокчейн должна быть интегрирована с современными системами и постепенно заменять устаревшие технологии. Мы ещё в самом начале этого процесса. Интеграция привычных технологий и блокчейна относительно сложна, и к ней относятся с осторожностью, — могут пройти годы, прежде чем общественные институты решат полностью переключиться на что-то совершенно новое. Но я уверен, что это в любом случае произойдёт.

Почему фокус на развивающиеся страны?
Cardano часто ассоциируется с развивающимися странами. Причина проста: в этих странах часто нет базовых финансового и социального механизмов, тем не менее правительства хотят внедрять инновации и переходить на цифровую инфраструктуру. Команде IOG было легко организовать сотрудничество. Правительства развивающихся стран приветствуют помощь, в то время как развитые страны имеют функционирующую инфраструктуру. В западных странах сложно преодолеть бюрократический барьер и объяснить важность инноваций.

В западных странах есть функционирующая банковская система, управление идентификацией граждан, земельный кадастр, можно платить налоги и услуги в цифровом виде и т. д. В развивающихся странах не у всех жителей есть доступ к этим базовым услугам. Бывает, что людям приходится напрямую оплачивать счета в финансовом учреждении по несколько раз в месяц.

Всегда проще построить новую инфраструктуру там, где её нет, ведь тогда не нужно преодолевать препятствия или комплексно интегрироваться с существующим решением. Однако перед командами встают другие сложные задачи.

В развивающихся странах может быть сложно построить инфраструктуру из-за высокого уровня коррупции. Преимущество блокчейна в том, что он доступен во всем мире. Если у людей есть доступ к Интернету, они могут пользоваться всеми услугами, доступными в Cardano.

Преимущество в том, что как только сервисы будут созданы, люди, естественно, начнут ими пользоваться, потому что альтернативы нет. Новые сервисы сразу же облегчат жизнь людей, и, вероятно, очень быстро войдут в привычку. Для Cardano это возможность за короткое время получить десятки миллионов пользователей в сети. Важно упомянуть, что это — реальные пользователи, которые действительно будут ежедневно пользоваться сетью. Люди на Западе часто используют криптовалюты только для спекуляций и поэтому практически не оперируют ими с точки зрения взаимодействия друг с другом. Развивающиеся страны вскоре могут стать лидерами по объёму транзакций в день.

Традиционные банки ориентированы на получение прибыли и мало заинтересованы в том, чтобы предлагать свои услуги в развивающихся странах. Более того, если у людей нет официального удостоверения личности, никто не откроет им счёт в банке. Блокчейн по умолчанию ориентирован на миссию. Любой может использовать его без разрешения, — это относится и к правительству, которое с его помощью будет взаимодействовать с гражданами.

Какие секторы пострадают?
Дон Тапскотт — канадский руководитель, писатель, консультант и спикер, специализирующийся на бизнес-стратегиях, организационных преобразованиях и роли технологий в бизнесе и обществе. Он является генеральным директором Tapscott Group, а также соучредителем и исполнительным председателем Исследовательского института блокчейна. Он и его брат Алекс написали книгу «Революция блокчейна: как технология, стоящая за биткойнами, меняет деньги, бизнес и мир».

Дон считает, что технология блокчейна перевернёт эти и другие отрасли: деньги, финансовые услуги, идентификация, права собственности, здравоохранение, телекоммуникации, цепочки поставок, социальные сети и правительства.

Если вы подумаете об этом, вы поймёте, что перемены уже постепенно происходят. DeFi — это, по сути, радикальное преобразование финансовых услуг. Благодаря Cardano студенты и преподаватели в Эфиопии будут иметь свою цифровую децентрализованную идентичность на блокчейне. Многие люди работают над перестройкой всех перечисленных секторов.

Нужно ли нам больше блокчейнов?
Многие задаются вопросом, может ли вообще всё быть создано на технологии Биткойн. Не думаю, что это возможно.

Прежде всего, вы должны помнить, что переговоры с правительствами требуют времени. Кому-то придётся поехать в страну, с которой идут переговоры, и остаться там на некоторое время. Вопрос в том, кто сделает это во имя Биткойна? Биткойн позиционирует себя как децентрализованная сеть, которая не нуждается в представителях. Это не означает, что люди не стремятся к более высокому уровню принятия технологии, но о чём они могут говорить с правительствами и что они могут им гарантировать?

Правительствам нужно поговорить с кем-то компетентным, в идеале с представителем команды, потому что им нужно знать, кто решит любые проблемы. Далее, по возможности, выяснить требования к функционалу или интеграции и узнать, кто этим будет заниматься. Правительствам нужны гарантии того, что сеть будет оставаться функциональной и безопасной в течение нескольких десятилетий; никто не хочет строить инфраструктуру на пару лет. Как мы показали во введении, никто не может предсказать стоимость BTC в ближайшие 10–20 лет. Таким образом, никто не может гарантировать, что Биткойн останется таким же безопасным, как сегодня, в ближайшие десятилетия. Может быть рискованным завязывать инфраструктурные решения на Биткойне.

Также важно, чтобы комиссии за транзакции оставались низкими в долгосрочной перспективе. Правительства хотят знать, как система будет вести себя через десять лет. Представьте, если вдруг комиссия за транзакции на первом уровне вырастет в 10 раз, — это неприемлемая ситуация для развивающихся стран. Кто может утверждать от лица Биткойн, что при повышении комиссий первого уровня кто-то снизит их с помощью технологических инноваций? Вероятно, этого не может гарантировать никто. Сеть Lightning, очевидно, —  не самый удовлетворительный ответ, поскольку за расходы на первом уровне всегда должен кто-то платить.

Громадное преимущество Cardano в том, что этот проект предназначен стать фундаментом для строительства финансовой инфраструктуры. Всё создаётся медленно, тщательно и вдумчиво; любой желающий может ознакомиться с научными исследованиями и исходным кодом проекта. Академическое образование, сильная команда экспертов и качество разработки — это то, что должно понравиться правительству.

Некоторые правительства могут быть обеспокоены воздействием добычи PoW на окружающую среду и могут предпочесть более безопасные для окружающей среды решения. Более того, правительства не хотят подвергать своих граждан спекуляции на волатильных активах. Они хотят создать что-то совершенно отличное от того, что предлагает Биткойн. Биткойн — это, по сути, сеть транзакций с изменчивым активом, в чём, пожалуй, его самое фундаментальное отличие от Cardano. Правительства хотят создавать базовые услуги, такие как управление персональными данными, платежные системы, кадастры, банковские услуги и связь с внешним миром.

Задачи двух проектов разные. Давайте не будем пытаться сделать Биткойн финансовой опорой мира. Маловероятно, что это удастся, поскольку он рассматривается в первую очередь как средство сбережения.

Хотя Джеку Дорси пришла в голову идея создания децентрализованной идентичности на биткойнах, вопрос в том, понравится ли это сообществу. Cardano уже создал такое решение и деплоит его в данный момент. Сообщество может захотеть защитить статус-кво Биткойна и не заинтересуется технологическими инновациями. Сообщество Cardano — его полный антипод, и способность развиваться — одно из самых больших преимуществ протокола.

Биткойн технологически не подходит и не подготовлен для миссии, которую пытается выполнить Cardano. Это совершенно нормально, и нет смысла сравнивать два проекта и соревноваться, кто лучше и почему.


Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Оставить комментарий